Войти
Корзина
Товары: 0 шт.
Сумма: 0 р.
Время
в Перми
08:5349
02 января 2018
ЕВГЕНИЙ ДУБОВИЦКИЙ: «НЕВЕЗЕНИЕ» – ОТГОВОРКА ДЛЯ СЛАБЫХ»

В рождественские каникулы пресс-служба клуба уговорила на большое интервью защитника ХК «Молот-Прикамье», одного из любимых болельщиками игроков – Евгения Дубовицкого.

Оказалось, что в детстве один из первых тренеров рекомендовал ему заняться... шахматами, а за его бабушкой ухаживал сам Александр Рагулин.

- Евгений, за свою хоккейную карьеру ты прошел всю цепочку от детской команды до молодежной и команды мастеров?

- Так получилось, что всю. В Москве один возраст часто разбивается на несколько групп. Это СДЮШОР, олимпийский резерв, такие системы, как «Динамо», ЦСКА, «Спартак». Я же начинал в другой группе – в обычной спортшколе. Правда, под руководством Бабинова Сергея Пантелеймоновича, Олимпийского чемпиона. И там тоже было очень тяжело перейти из одной группы в другую. Также тяжело, как из МХЛ в ВХЛ или из ВХЛ в КХЛ. Там на тебя все так смотрят, мол «А-а-а! Так это из второй группы...». Вот и я в 15 лет запрыгнул в «последний вагончик». Но не с первого раза. Приходил и в «Спартак» на просмотр, и в «Крылья Советов», а попал в «Динамо». Попал в середине сезона к Варянову Николаю Ивановичу, следующий год – выпускной. Команда только вернулась с турнира в Америке, их там изрядно потрепали: ни одной победы, пропускали много шайб, все игры заканчивали в «грязном времени». И я думаю, что на этой волне меня и взяли в команду. Вроде как «свежая кровь». В 16 лет выпустился из детской школы «Динамо». Это был первый сезон МХЛ. В молодежную команду «Динамо» взяли всего двух-трех человек из нашего выпуска. Регламент детского Чемпионата Москвы тогда позволял играть одной пятерке в составе – возрасту на год старше. И тренер Олег Олегович Ореховский сказал: «Оставайся, будешь играть». Но перед самым началом чемпионата правило «старшей пятерки» отменили. И тут надо сказать спасибо Олегу Олеговичу, который «пробил» создание в «Динамо» юниорской команды, в которой я играл целый год. Кстати, помогал Олегу Ореховскому легендарный Лев Сергеевич Бердичевский (уроженец Перми, начал карьеру в пермском "Молоте", многолетний нападающий ХК «Динамо», игравший в т.ч. и за «Молот-Прикамье» в сезоне 2002/03 – прим.авт.).

- А дальше началась «взрослая жизнь»?

- Можно и так сказать. Был на просмотре в Балашихе, в «Северстали». А потом приехал в «Витязь» (МХЛ – прим.авт.), в тот еще, боевой. И мне подсказали: хочешь остаться в команде, покажи, какой ты злой. Показал. Получил «просмотровый» контракт. И там мне уже конкретно сказали: «Дерись!» Мы играли с «Атлантами», я тогда подрался и меня подписали в команду. Таким образом и продрался от детской команды до МХЛ.

- А как ты думаешь, если разрушается связь между детскими школами и профессиональными командами, как это произошло в Перми, что делать молодому хоккеисту или родителям совсем юного спортсмена?

- На самом деле, хоккейных команд сейчас очень много. И становится все больше! Для жителей региона очень важно иметь всю лесенку, чтобы пермские хоккеисты, раз уж мы говорим о Перми, имели право и возможность расти с профессиональной точки зрения. И важно, чтобы это происходило в комфортных, домашних условиях: в родном городе, в родном крае, на глазах своих болельщиков. Согласитесь, это гораздо лучше, чем отправлять подростка в другой, чужой город. Да и не все семьи себе могут это позволить.

Да, клубы с выстроенным «профессиональным лифтом» ищут талантливых ребят и в других городах. Но это – единицы, те кто заранее заметен, еще в раннем возрасте. Тысячи чуть менее талантливых, но хороших хоккеистов под такое внимание просто не попадают. Ехать же самому по клубам России и предлагать свою кандидатуру весьма молодого хоккеиста может далеко не каждая семья. Скаутская же система в стране еще не так развита, чтобы заметны были все. Да, агенты приезжают на турниры, смотрят, выцепляют «изюм из булки». И нужно помнить, что кто-то в 15 лет «вырос и заиграл», кто-то раньше, а кто-то позже.

- А можешь сказать, когда «вырос и заиграл» ты?

- Я не говорю об игровых, я говорю о физических кондициях. Начал я играть в 8 лет, т. е. позже, чем нужно. Привели меня в ЦСКА. 92-й год уже с шайбами катается, а я форму на себя впервые примерил. В 15 лет я стоял в школе третьим с конца по росту. А в 17 лет, так сложилось, что набрал рекордное количество штрафных минут в МХЛ, в том числе за драки – 177 минут. Сомнительный рекорд, конечно (смеётся). Период же становления у меня, как и у большинства хоккеистов, закончился лет в 20. Дальше пошло накопление опыта и набора навыков.

- Ты коротко обмолвился о своих первых наставниках, а их имена для любителей и знатоков хоккея - это имена легенд. Кто из твоих тренеров впечатлил больше всего, и кто вложил в тебя больше сил?

- Конечно же это Сергей Бабинов. Начну издалека. Когда меня ребенком привели в ЦСКА, я со своим возрастом тренироваться не мог, и я катался с ребятами младше. В один «прекрасный» момент тренер сказал моим родителям: «Вашему сыну надо идти в шахматы». Такие слова меня выбили из колеи, как я помню, примерно на полгода. И как раз за эти месяцы в Одинцово, рядом с моим домом, достроили Ледовый Дворец. Там, конечно же, открывается хоккейная школа, куда я и пришел. Ребят было много, два состава. Честно скажу, мне хоккей тяжело тогда давался. Но я год там тренировался, терпел. А позже, в другую школу – в Ново-Переделкино, приходит тренер Сергей Бабинов – олимпийский чемпион, Заслуженный мастер спорта. Все об этом узнают, но географически эта школа находится не удобно для москвичей – тяжело добираться. Меня мама возила на машине, а своим ходом – тяжело, несколько пересадок надо делать на автобусах, метро там нет. В общем, народу было не так много и я попал в команду, в которой Сергей Пантелеймонтович и вложил в меня большую часть того, что я знаю и умею в хоккее. Весь мой хоккейный фундамент - это он.

- Говорят, что Сергей Бабинов очень непростой тренер…

- О, да! Сергей Пантелеймонтович очень непростой человек. Например, по окончании своей хоккейной карьеры он пошел служить в армию. Это я к тому, что у него всегда была жесткая дисциплина. Например, меня могли снять с игры за то, что я постель не заправил в гостиничном номере. Если кто-то старший входит в раздевалку, то все должны встать. Мы приносили ему наши школьные дневники, и он проверял наши оценки. Да, у нас были очень нелегкие тренировки, с детской точки зрения. Но еще пример: мы всегда пели гимн. С утра и перед сном. Пели и перед игрой. Я о таких требованиях дисциплины больше нигде не слышал. А потом все удивлялись: олимпийский чемпион приходит в рядовую, обычную спортшколу, которая раньше называлась «Радуга», тренировать немощный 1992 год. А потом мы с ним были всегда в медалях.

- Тем не менее, даже Сергей Пантелеймонтович вытравить из тебя бунтарство так и не смог…

- Да, уж. Сергей Пантелеймонтович серьезно столкнулся с этим (смеётся). У нас даже были забавные конфликты. Я раньше был очень привередлив в еде. Этакий «мамин сын». Да и сейчас в какой-то мере, хотя в гораздо меньшей степени, столько-то пережив. И очень хорошо помню случай, когда мы играли домашний турнир, Кубок Бабинова. Обед, все дела, приносят нам тефтели с рисом. Я их терпеть не мог. Сергей Пантелеймонтович спрашивает: «Чего, Дубовицкий, не ешь?». Говорю, что не буду есть «это», дома покушаю. Бабинов с моим привередничеством уже сталкивался и даже как-то требовал, чтобы я ему демонстрировал пустые тарелки. А тренер мне сразу: «Не сьешь – играть не будешь». Я не съел. И ведь он отправил меня на трибуну!

- А ты пробовал-таки заняться шахматами? А может, другим видом спорта?

- Нет, в шахматы так и не пошел. В школе, на волне моды, занимался карате. Но тогда им все занимались – «Mortal Combat» и все такое. Но и тут смешная история произошла. Настал момент, когда вся школа должна была участвовать в соревнованиях по этому карате. Там уже все в цветных поясах – зеленых, синих, коричневых. А у меня – белый. Меня тренер не брал на повышение квалификации! Всех брал, а меня – нет. Вот зря смеешься! Угадай, кто занял второе место? Женя оказался способным мальчиком, но ему никто не верил (смеётся). Но и в карате я не остался – получил травму, и врач отстранил. И пошел я в хоккеисты. Кстати, помнишь реплику про шахматы, да? Так вот, как-то были мы вместе с Бабиновым на сборах, и на базе ко мне подошла одна женщина из персонала базы и сказала: «Ой, Женя, вот я на тебя смотрю, ты же совсем не хоккеист! У тебя такие руки – ты же пианист! Ну, совсем не хоккеист!» Но я остался в хоккее. Как говорят: «На зло врагам, на радость маме!»

- Не отговаривала родня от хоккея?

- Отговаривали. Еще как! У меня бабушка всю жизнь работала учителем. За ней, кстати, знаменитый Александр Рагулин одно время ухаживал. Так она, как узнала, что меня отдали в хоккей, постоянно твердила: «Ненормальным вырастет! Учился бы лучше!» И в трудные для хоккея времена я иногда подумываю, что она была права (смеётся).

- За то время, что ты играешь в Перми, многие заметили, что у тебя особое отношение к болельщикам…

- А как иначе?! Мы же не только для себя играем или за медали, но и для них. А самые преданные болельщики, это дети. Их обманывать нельзя. Они искренние. Всегда откровенные. Это надо ценить, и я ценю.

- Как-то в разговоре ты сказал, что от везения мало что зависит? Хотя сам считаешь, что тебе часто именно везет…

- Везение – везением. Но везет тому, кто умеет держать удар. Держишь удар – пройдешь до конца.

- При этом спортсмены очень суеверны. У тебя есть свои приметы или суеверия?
- Именно суеверий у меня нет. Это ближе к аутотренингу. Я знаю, что заходя в раздевалку, я должен сделать то-то и то-то, а перед игрой – то-то. Алгоритм задает темп, ритм, который я не нарушаю. Это приводит жизнь к определенному порядку и дает спокойствие и уверенность. Этот баланс заряженности и уверенности поймать тяжело. Люди могут как угодно называть это: суеверия, аутотренинг, алгоритмы или как-то иначе. Но тот же Бабинов нам всегда говорил: «Порядок бьет класс». А чистой воды суеверия… Я в мистику не верю. Мы все выходим на лед в коньках и с клюшками, играть в хоккей. «Невезение», это такая отговорка для слабых.

 


 


Дубовицкий Евгений Эдуардович
Воспитанник спорт-школы: "Динамо", Москва
Предыдущий клуб: "Молот-Прикамье"
Номер: 12
Амплуа: Защитник
Рост: 180
Вес: 82
Дата рождения: 12.10.1992

Интервью с Е.Дубовицким на Чемпионат.Ком (22 ноября 2011).

Профиль на r-hockey.ru.

Подписаться на instagram Евгения.

Статья о Льве Бердичевском.

Тэги: Евгений Дубовицкий, #молотшоу, пресс-центр



02.01.2018 - ЕВГЕНИЙ ДУБОВИЦКИЙ: «НЕВЕЗЕНИЕ» – ОТГОВОРКА ДЛЯ СЛАБЫХ»


Комментарии
Чтобы оставить свой комментарий, необходимо войти на сайт

ПАРТНЕРЫ КЛУБА

Правительство Пермского края Министерство физической культуры и спорта Пермского края Администрация города Перми  Дворец спорта «Молот» Компания «Демидыч»  Спортивный комплекс «Олимпия»  ОАО «ЛУКОЙЛ»    Группа компаний ИВС  Пермская краевая филармония  

Кондитерская «Софья Элит»   А.В.Т.-Спорт       

 

 

ГЕНЕРАЛЬНЫЕ МЕДИАПАРТНЕРЫ КЛУБА

 

     Рифей                 Link-tv

МЕДИАПАРТНЕРЫ КЛУБА

                

  «Комсомольская правда». ПермьЗвезда


Исключительные права на дизайн и всю информацию веб-сайта, а также на подбор и расположение материалов принадлежат хоккейному клубу «Молот-Прикамье». Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения администрации клуба. Воспроизведение товарного знака, фотографий или новостей любым способом без письменного разрешения запрещено и влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации о защите авторских прав. Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми сервисами без официального разрешения. При цитировании материалов ссылка на сайт http://www.hc-molot.ru обязательна.


Copyright © Хоккейный клуб «Молот-Прикамье» 1953-2018